art_of_arts: (Default)
Трагедия шахматного гения. Жизнь и смерть Александра Алехина



Дворянин и юрист, пособник нацистов и алкоголик, антисемит
и гений — Александр Алехин умер непобежденным и одиноким

24 марта исполнился 71 год со дня смерти выдающегося шахматиста Александра Алехина, единственного в истории чемпиона мира, который сохранил свой титул до самой смерти. Его называли человеком мира, жизнь его стала вызовом всему обществу, революция лишила огромного состояния, война превратила в «пособника нацистов и ярого антисемита», а обстоятельства смерти до сих пор вызывают вопросы.

Потомственный дворянин, враг народа

Алехин был потомственным дворянином. Его отец Александр Алехин-старший — действительный статский советник, предводитель воронежского дворянства, а мать Анисья Прохорова — дочь богатого фабриканта. У Алехиных до Октябрьской революции 1917 года не было никаких материальных проблем, дети могли получать лучшее образование. Алехин в итоге стал дипломированным юристом. Ни отец, ни мать будущего чемпиона до октября 1917 не дожили, а после того как к власти пришли большевики, Алехин, его старшие брат и сестра Алексей и Варвара остались без состояния.

Алехин жил при новой власти недолго. В конце 1920-го ему удалось добиться разрешения на выезд в Ригу, откуда он в Россию уже не вернулся. В 1927-м, когда он победил Капабланку, уже будучи гражданином Франции, на банкете в Париже гроссмейстер сказал: «Миф о непобедимости Капабланки разрушен». На следующий день в газетах вышла расширенная версия этой фразы — добавились слова, что также должен быть разрушен миф о непобедимости большевиков. Сказал их в действительности Алехин или они были ему приписаны, так и осталось загадкой. После знаменитой фразы Алехина от него отрёкся родной брат, выступивший с громким заявлением, а председатель Верховного трибунала СССР Николай Крыленко назвал его «врагом народа».

После этого о его возвращении на родину не могло быть и речи, хотя советские власти вели с Алехиным переговоры об участии в представительных турнирах, проводившихся в Москве. Брат Алехина был расстрелян в 1939-м, сестра скончалась в 1944-м.

Пособник нацистов, шах-фюрер Третьего рейха


Самый противоречивый факт биографии Алехина — сотрудничество с фашистами. Хотя в 1939-м, когда Германия напала на Польшу и развязала Вторую мировую войну, Алехин чётко обозначил свою позицию. Тогда он находился в Аргентине, где шла шахматная Олимпиада, и призвал к бойкоту немецкой команды. Капитан сборной Франции отказался играть со сборной Германии, и вся команда последовала его примеру.

Алехин в 1940-м вступил добровольцем во французскую армию и служил переводчиком, а после окончания боевых действий против Германии поселился на юге страны. Именно с конца 1940-го и началось его сотрудничество с фашистами. Неизвестно, как бы каждый из нас поступил на месте гроссмейстера. Давал бы сеансы одновременной игры офицерам вермахта, играл бы под флагом Третьего рейха или пошёл под расстрел? При этом прекрасно зная, что тогда в живых не останется и супруга — американка еврейского происхождения с британским паспортом.

Но факт остаётся фактом — Алехин выступал на турнирах под флагом со свастикой, играл с немецкими офицерами, давал уроки шахматного мастерства генерал-губернатору Польши Гансу Франку, писал громкие статьи. Он даже получил прозвище Шах-фюрер, а от сотрудничества с нацистами не смог отмыться до конца жизни.


Объяснения Алехина, которые он приводил в своё оправдание, были резко отвергнуты даже теми, с кем он достаточно близко общался.

Еврейские и арийские шахматы

Алехину не простили не столько самого факта сотрудничества с немцами, хотя он вынужден был жить на оккупированной территории и лишь в конце жизни перебрался в Португалию, сколько серии статей под общим названием «Еврейские и арийские шахматы». В этих статьях в 1941-м Алехин провёл исследование, которое было призвано показать отсутствие концептуальной силы и смелости у евреев.

Он противопоставлял наступательную и смелую арийскую манеру игры оборонительной еврейской, основанной на ошибках соперника. Причём в качестве самых ярких шахматистов, проповедующих арийский стиль, Алехин называл русского Николая Чигорина и кубинца Хосе Рауля Капабланку. Чемпион мира предстал ярым антисемитом, который обвинял еврейских шахматистов в приспособленчестве и материальной выгоде во что бы то ни стало.

«Являются ли евреи нацией, особо талантливой в шахматах? Имея за плечами 30-летний опыт, смею ответить на этот вопрос следующим образом: да, евреи обладают высочайшими способностями использовать в шахматах свой разум и практическую сметку. Но еврея, который был бы истинным художником в шахматах, никогда не существовало», — писал Алехин.
Уже после окончания войны Алехин утверждал, что его теоретические заметки о шахматах были серьёзно отредактированы нацистами. Однако его четвёртая и последняя жена Грейс Висхард передала адвокатам шесть рукописей, которые были написаны Алехиным и назывались «Еврейские и арийские шахматы».

Загадочная смерть

После войны Алехин жил в Эшториле, где снимал номер в гостинице «Парк». Одинокий — жена осталась во Франции, и, по большому счёту, нищий.


Он пытался вернуться на мировую шахматную орбиту, но все попытки были жёстко пресечены его коллегами. А в тот момент, когда была достигнута договорённость о проведении в Лондоне матча за звание чемпиона мира между ним и советским гроссмейстером Михаилом Ботвинником, Алехин умер при загадочных обстоятельствах. 23 марта 1946 года исполком ФИДЕ принял решение о проведении матча и отправил телеграмму в Португалию, а на следующее утро тело Алехина было обнаружено в его гостиничном номере.

Он сидел в кресле, рядом с ним на столике была шахматная доска с начальной позицией, а на обеденном столе — пустые тарелки. По официальной версии, в которую не поверил никто, гениальный шахматист подавился куском мяса, застрявшим в дыхательных путях, в газетах писал про стенокардию и сердечную недостаточность. Но даже сын Алехина от первой супруги больше склонялся к версии убийства отца. Врачи, которые делали вскрытие, впоследствии признались, что написали то, что им диктовали, а на самом деле Алехин был убит накануне того дня, когда было обнаружено его тело. Правда, один из врачей говорил об огнестрельном ранении, а другой — об отравлении. И все сходятся на том, что у него был страшный цирроз печение вследствие алкогольной зависимости.

Кто мог стоять за убийством? Эту загадку до сих пор пытаются раскрыть. Версий выдвигается множество — тут и французские участники сопротивления, создавшие специальный отдел по борьбе с пособниками нацизма, и советские спецслужбы, которым был невыгоден матч Алехин — Ботвинник, во избежание конфуза. Правды теперь не узнает никто.
Александр Алехин — шахматный гений, который вывел на небывалую высоту теоретическую подготовку к партиям, придумывал новые дебюты и прославился своей атакующей манерой игры. Гарри Каспаров в своей книге «Мои великие предшественники» называл Алехина одним из тех, кто вдохновлял его на собственные свершения. Потрясающе талантливый шахматист, человек со сложной судьбой и сложным характером стал жертвой того времени, в которое жил.
art_of_arts: (thought)
Микки взял паспорта, обнял Вики за плечи и, не попрощавшись, они молча вышли из кабинета. Когда уже сидели в самолёте, он прошептал ей на ухо: «Никогда в жизни ноги моей не будет в этой ужасной стране…»

ПАСПОРТНЫЙ КОНТРОЛЬ (Быль)
Яков Фрейдин
Июль 02, 2016


Было ясно, что до конца войны остаются считанные дни. Настроение в цехах огромного Уральского завода танковых двигателей было приподнятое. Рабочие, инженеры, лаборанты, уборщицы да вообще все собирались в курилках, а то и прямо на рабочих местах у станков и конвейера, читали вслух газеты и обсуждали последние новости из Берлина. Весна была и в календаре, и в набухших почках деревьев, и в грязном талом снегу от которого бежали радужные ручейки, и в настроении людей. Но у Льва Моисеевича, Генерального Конструктора завода, была и другая радость — только месяц назад родилась его первая дочь, которую в ожидании скорой победы назвали Викторией.

Read more... )
art_of_arts: (thought)
Ганна Руденко, 23.11.2016

Она была первым иностранным журналистом, посетившим ГУЛАГ. Она же запечатлела сначала ужасы Холокоста, а после – отчаянные попытки евреев прорваться в Палестину. Фотограф и журналист Рут Грубер ушла из жизни на прошлой неделе в возрасте 105 лет.

Рут Грубер родилась в Бруклине 30 сентября 1911 года в семье простых еврейских эмигрантов из Российской империи, которые торговали бакалеей, а чуть позже и спиртными напитками. Младшая из пяти детей, Рут, оказалась равнодушна к бизнесу:девочка была увлечена литературой и видела себя исключительно в одном профессиональном амплуа – писательском. В 15 лет она окончила школу, в 18 – Нью-Йоркский университет, а затем поступила в Университет Висконсина на отделение английской и немецкой литературы. После, получив стипендию Института международного образования, отправилась за докторской степенью в Кёльн. Через год она уже была самым молодым на тот момент доктором философии.

Ценитель гротескных типажей, Рут часто бывала на выступлениях набирающего популярность Гитлера и внимательно слушала его истерические выпады, в которых грязью поливались американцы и в особенности евреи. Оставаться в Германии девушке хотелось меньше всего. Впрочем, как и заниматься чистой литературой. По возвращении в Нью-Йорк работу найти она не смогла:в период Великой депрессии молодые писатели стране оказались нужны еще меньше, чем рабочие. В компании друзей за общим столом Рут познакомилась с канадским полярным исследователем Вильялмуром Стефанссоном. Он, узнав, что Рут только что вернулась из Германии, тут же предложил помогать ему с переводом отчетов от капитанов немецких судов. Параллельно с этой работой Рут делала небольшие литературные зарисовки о жизни в Бруклине. Сначала ими заинтересовались в газете New York Times, после – в New York Herald Tribune, куда ее и взяли в штат. Здесь Грубер и сама не заметила, как стала еще и фотожурналистом.

В 1935 году она отправилась по программе университетского обмена в Советский Союз, где по протекции Стефанссона познакомилась с легендарным полярником Отто Шмидтом. Шмидт пригласил ее посмотреть советскую Арктику. «Да, можно», – согласилась Рут ошарашенно, понимая, что до нее таких предложений не получал ни один журналист, даже самый известный и тем более иностранный. «Как только найдешь интересную историю, пиши и сразу нам отправляй», – напутствовал редактор New York Herald Tribune. Историй было много. Грубер удалось пожить в поселениях ГУЛАГа среди заключенных, слушая их отрывистые, скупые исповеди. «Чем больше я писала, тем лучше выходили фото, чем больше снимков я делала, тем лучше писалось. Оба эти занятия прекрасно переплетались», – вспоминала она.

Со многими из вынужденных сибиряков Рут была связана национальностью, но, к счастью, не гражданством. Закончив свой проект, она неожиданно благополучно для опасной половины 30-х годов вернулась в Штаты и написала свою первую книгу «Я ездила в советскую Арктику». Исследование получилось отличным, и в 1941 году министр внутренних дел США Гарольд ЛеКлер Айкс предложил ей изучить жизнь на Аляске. Полтора года она вдоль и поперек исследовала самый холодный штат на самолете, поезде, собачьих упряжках и прочих транспортных средствах, подготавливая подробную цветную хронику жизни Аляски. «Местным невероятно понравились журналы, которые я с собой привезла, особенно Life и Look. Они были в восторге от фотографий», – вспоминала она. Грубер оправдала ожидания Айкса. Он предложил Рут стать его особым помощником.

На дворе стоял 1944 год, в мире вовсю бушевала Вторая мировая. Однажды утром, просматривая отчеты, Рут наткнулась на сообщение, что в США должны доставить 1000 еврейских беженцев из Италии. «Я забыла о завтраке и бросилась в кабинет к Айксу. “Кто-то должен поехать туда и взять их за руку”, – сказала я ему», – вспоминала Грубер. Тысяча бывших узников концлагерей и тех, кто чудом спасся от нацистов на чердаках и в подвалах, должны были прибыть в Штаты как «личные гости президента Рузвельта»: до той поры США отказывались принимать еврейских беженцев официально. Рут отправили в Неаполь, откуда она сопроводила бы этих «пассажиров» в Штаты. Перед поездкой Айкс сделал ее «псевдогенералом» на случай, если ее самолет собьют нацисты и она попадет в плен: по правилам Женевской конвенции ей сохранили бы жизнь, не дали бы умереть от голода и обеспечили крышу над головой, тогда как в гражданском статусе посчитали бы шпионом и убили. На обратном пути их действительно преследовали нацисты, но судно «Генри Гиббинс» благополучно добралось до Америки. У пассажиров этого ковчега, на многих из которых оставалась полосатая лагерная роба, страх перед преследователями был минимальным: то, что они уже пережили, не шло с новыми препятствиями ни в какое сравнение. «Один из мужчин сказал: “Я не могу рассказать вам о том, через что мы прошли. Это слишком мерзко. А вы молодая женщина!” И тогда я ответила: “Забудьте о том, что я женщина, вы первые свидетели, которые ступят на американскую землю”. И они стали говорить. Никто не отказался рассказать о том, что пережил», – сказала Рут.

Она тщательно записывала их слова и спустя 40 лет написала о тех событиях книгу, которая в 2000-х была положена в основу минисериала «Гавань». Во время того путешествия Грубер было всего 32 года, но все пассажиры корабля, от малышей до разбитых стариков, упорно называли ее «мамой Рут». Она, свободно говорящая на немецком и идише, организовала для них курсы английского языка и рассказывала о новой жизни, которая вот-вот откроется перед ними. И пусть в США их ждал не такой уж радушный прием – по прибытии этих фактически никому не нужных беженцев на два года определили в лагерь в Порт-Онтарио и грозили отправить «домой» сразу после войны, – в итоге американское гражданство они все же получили.

В том рейде Рут Грубер поняла, что жертвы Холокоста – ее главные герои, только о них ей хочется писать и только их фотографировать. И очень скоро ей снова представилась такая возможность. В 1946 году был организован Англо-американский комитет по вопросу о Палестине. В нем было 12 человек – шесть британцев и шесть американцев. Они должны были выработать программу переселения еврейских жертв Холокоста в Эрец-Исраэль. Представители комитета отправлялись в лагеря для интернированных евреев, ездили в подмандатную британскую Палестину, встречались с местными лидерами. Эти исторические поездки нужно было кому-то освещать, и The New York Post пригласил Рут.

Когда решение об отправке 100 тысяч интернированных евреев в Палестину было принято, Рут плакала от счастья. Но в последний момент карты переиграли, заявив, что прием такого количества беженцев может дестабилизировать ситуацию в Палестине и вызвать вооруженное недовольство арабов. Только вот открутить все назад было невозможно – десятки тысяч людей, выживших вопреки всему, устали от «постепенных решений». И решили действовать. В начале июля 1947 года судно «Исход – 1947» с 4500 нелегальных еврейских беженцев на борту отправилось из Франции к берегам Палестины. Британцы атаковали корабль почти как военный. Рут, которая в числе других журналистов встречала судно в Хайфе, даже и не думала, что все обернется трагически. Британцы угрожали потопить судно, обстреливали его, пускали слезоточивый газ, избивали пассажиров дубинками, а те отбивались, чем было – картофелем, палками и банками с кошерной тушенкой. Несколько пассажиров были убиты, и сойти на берег мирно так ни у кого и не получилось. Услышав, что пассажиров корабля направляют на Кипр, Грубер помчалась туда. Но их повезли в Пор-де-Бук неподалеку от Марселя, а оттуда людей, наотрез отказавшихся выйти на берег, отправили в Гамбург и уже там дубинками согнали с палубы –в новый лагерь.

Грубер и еще двум репортерам разрешили подняться на корабль с беженцами во Франции. «Прячась от зноя под зеленым козырьком уборной, под жестяными навесами, в тесноте сидели сотни и сотни полуголых людей, словно бродячие псы, пойманные живодерами… Матери кормили малышей. Старики и старухи открыто плакали, зная, что их ждет впереди», – вспоминала она. Рут понимала: нужно сделать так, чтобы об этих событиях узнал весь мир. Сойдя с корабля, она, увернувшись от британского офицера, жестко потребовавшего отдать пленку, ринулась в свой номер, распечатала фото и позвонила главному редактору парижской Herald Tribune.

«Пиши историю, мы напечатаем ее на первой полосе, обещаем. Как будет готово – приходи», – сказал он. Когда редактор прочитал материал, он расплакался. «Эти фотографии не твои и не Herald Tribune, они принадлежат миру», – выдохнул он. Ее снимки появились не только в Herald, они вошли и в знаменитую серию фотографий об «Исходе», которую опубликовал LIFE. Через год Рут напишет книгу о тех событиях, и ее воспоминания, в частности, вдохновят американского режиссера Отто Премингера на создание знаменитого фильма «Исход» с Полом Ньюманом в главной роли. Драма «Исхода», вызвавшая огромный международный резонанс благодаря таким журналистам, как Рут, во многом приблизила возникновение еврейского государства.

Личную жизнь Рут всегда оставляла на потом. Она вышла замуж в 1951 году, когда ей было уже 40, за Филипа Михаэла, адвоката и вице-президента сети магазинов Sachs Quality Stores. С разницей в два года Рут родила двоих детей, но продолжала работать специальным международным корреспондентом Herald Tribune, освещая тему еврейской эмиграции. А еще она была постоянным автором журнала Hadassah, где вела колонку «Дневник американской домохозяйки», и писала книги. Был среди них и биографический роман «Ракела: Женщина Израиля», получивший Национальную еврейскую книжную премию 1979 года. В процессе написания этой книги Грубер в течение года жила в Израиле.

В 2001 году 90-летняя Рут Грубер – маленькая сухонькая старушка с копной рыжих волос и искрой в глазах – отправилась в тур по 20 городам в рамках рекламной кампании для четырех своих книг, которые как раз переиздавались. Что она, свидетель физических и душевных мучений сотен тысяч евреев в самых разных точках земли, от ГУЛАГа до палубы «Исхода», могла сказать новому поколению? «Мечтайте, смотрите в будущее, и пусть препятствия вас никогда не останавливают» – ее наставление оказалось простым и глубоким. Рут Грубер ушла из жизни 17 ноября в возрасте 105 лет.
art_of_arts: (thought)
Тогда пришли к царю на суд две женщины и стали перед ним.
Одна из них сказала:
— О господин мой! Я и эта женщина занимаем одни покои, и я родила при ней младенца мужского пола. На третий день после того родила и она. Были мы с нею вместе. Ночью она придавила своего сына во сне и, проснувшись, взяла моего сына, а своего, мертвого, положила у моей груди. И встала я утром, чтобы покормить сына моего, и вижу, что он мертвый. А когда я всмотрелась в него, то вижу, что это не мой сын.
— Неправда! Неправда! — заголосила другая женщина. — Твой сын мертвый, а мой живой.
И начали они, набрасываясь друг на друга, кричать и призывать в свидетели Бога, так что Соломону стало невмоготу.
Он встал с трона и, обращаясь к стражу, сказал:
— Пусть принесут мой меч.
Блеск меча отрезвил женщин, и они сразу замолкли.
— Разруби этого младенца пополам, — приказал Соломон. — И отдай одну половину одной женщине, другую — другой.
Тогда одна из женщин, упав на колени, обратилась к царю:
— Не надо рубить. Отдай ей ребенка живого.
Другая же исступленно вопила:
— Руби! Руби! Пусть будет ни тебе, ни мне.
И приказал Соломон:
— Отдайте ребенка той, которая не хочет смерти ребенка. Она его мать.


Я думаю об этой Соломоновой притче, читая страшные отчёты о том, как пылают подожжённые палестинскими вандалами леса, высаженные и ухоженные поколениями израильских евреев.

У кого теперь достанет наглости сказать, что земля Израиля должна принадлежать поджигателям, разрушителям, вандалам, а не народу, который осушил болота и освоил пустыню, превратив её в цветущий сад!?
art_of_arts: (MeMeMe)
ПИСЬМО ЖДАНОВА СУСЛОВУ

В руководимом Ландау семинаре по теоретической физике нет русских. Среди руководящих научных сотрудников лаборатории технических применений половина евреев, нет ни одного коммуниста. Расчетная группа, возглавляемая доктором физико-математических наук Мейманом Н.С., наполовину укомплектована лицами еврейской национальности. В составе работников группы только один член ВКП(б).

В руководстве лабораторией Института физической химии, в которой ведутся работы по специальной тематике, евреев около 80%. Все теоретики института (Мейман, Левич, Волькенштейн, Тодес, Олевский) - евреи. Заведующий конструкторским отделом, ученый секретарь, заведующий снабжением, заведующий распределением импортных реактивов также являются евреями.

Бывший директор Института академик Фрумкин и его заместитель Дубовицкий создали круговую поруку и семейственность. За период с 1943 по 1949 гг. под руководством Фрумкина, Рогинского и Ребиндера подготовили докторские и кандидатские диссертации 42 чел., из них евреев 37 чел. В Физическом институте им. Лебедева из 19 заведующих лабораториями русских 26%, евреев 53%. В оптической лаборатории, руководимой академиком Ландсбергом, в составе старших научных сотрудников русских 33%, евреев 67%. В Институте экономики из 20 докторов наук только 7 русских.

В некоторых отраслях науки сложились монопольные группы ученых, зажимающих развитие новых научных направлений и являющихся серьезной помехой в деле выдвижения и роста молодых научных кадров. Так, например, среди теоретиков-физиков и физико-химиков сложилась монопольная группа: Ландау, Леонтович, Фрумкин, Гинзбург, Лившиц, Гринберг, Франк, Компанеец, Мейман и др. Все теоретические отделы физических и физико-химических институтов укомплектованы сторонниками этой группы, представителями еврейской национальности. Например, в школу академика Ландау входят 11 докторов наук, все они евреи и беспартийные (Лившиц, Компанеец, Левич, Померанчук, Смородинский, Гуревич, Мигдал и др.). Сторонники Ландау во всех случаях выступают единым фронтом против научных работников, не принадлежавших к иx окружению. Ландау и его сторонниками были охаяны работы проф. Терлецкого по теории индукционного ускорителя и теории происхождения космических лучей, имеющие серьезное научное и практическое значение.

Ю. ЖДАНОВ РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 132. Д. 276. Л. 14-15.

(читатель может продлить удовольствие, познакомившись с писаниями профессора русской физики Терлецкого вот здесь: https://work-way.com/ya-p-terleckij-ob-odnoj-iz-knig-akademika-l-d-landau-i-ego-uchenikov1/ )
art_of_arts: (thought)
Автор: Майя Немировская
Сайт: Знаменитости


Ефим Шифрин
Ephim Shifrin

День рождения: 25.03.1956 года
Возраст: 60 лет
Место рождения: п. Нексикан, Магаданская, Россия
Гражданство: Россия
Рост: 178 см
Вес: 86 кг

Меня часто спрашивают: как получается, что самые искрометные и довольно простые номера приобретают оттенок безысходной печали? Почему я так делаю?

О творчестве замечательного артиста театра и эстрады Ефима Шифрина написано немало в России и за рубежом. Недавно появилась его собственная страничка в Интернете. Но эта беседа - диалог с малоизвестным Шифриным. И начался он с темы семьи и детства, прозвучавшей неожиданно и драматично...

Read more... )
art_of_arts: (thought)

Глядя на поезда, везущие в Германию и другие страны Европы мусульман с Ближнего Востока и Африки, я не могу избавиться от видения: это возвращаются с новым грузом те же поезда, что отвезли европейских евреев в Освенцим, Майданек, Треблинку…



Фото: Evan Bench / Flickr

Элеонора ШИФРИН, Иерусалим
                                                                      Когда Всевышний хочет покарать человека,
                                                                      Он лишает его разума


Евреев, которые принесли в Европу основы Божественной морали, полученной ими с Торой. Евреев, пришедших в языческую Европу и принесших ей свет знаний и стремление к постижению сотворенного мира, которые дали толчок развитию наук. Евреев, владевших ремеслами, умевших создавать и торговать созданными материальными благами, которые положили начало торгово-финансовой системе всего мира. Евреев, умевших слышать небесную музыку и перекладывать ее на ноты и подаривших Европе бессмертные музыкальные шедевры. Евреев, умевших удивительным образом соединять земное и Небесное, материальное и Божественное, и тем самым заложивших основы европейской цивилизации, той, которую привычно называют иудео-христианской. Этих евреев Европа сожгла в печах. И теперь на их опустевшие места с радостью и гостеприимством принимает жителей тех стран, которые у себя дома не сумели создать нормальную жизнь, но за минувшие столетия не раз уже делали попытки захватить и уничтожить Европу.

На еще недавно сверкавшие чистотой никеля и мрамора европейские вокзалы поезда выгружают толпы вандалов, с презрением проходящих мимо оснащенных сверхсовременной сантехникой общественных туалетов и оставляющих рядом с ними вонючие лужи и кучки фекалий.

Приехавшие выхватывают из рук встречающих их радушных европейцев сэндвичи и напитки и нагло требуют всех остальных — не ими созданных — европейских благ. Они ведут себя так, словно уверены: им здесь положено, здесь им должны.

И в некотором смысле они правы — Европа платит по Небесным счетам. И в этом процессе расплаты мусульманский десант, в составе которого ИГИЛ засылает в Европу своих боевиков, выполняет роль Божественного наказания.

В Торе сказано: «Не бойся зла, ему должно прийти, но горе тем, через кого оно приходит».

После преступления Холокоста, в котором приняли участие (за отдельными индивидуальными исключениями) все народы Европы, казалось странным и непонятным, что это преступление осталось безнаказанным. Более того, при помощи Америки Европа очень быстро встряхнулась, поднялась на ноги, разбогатела, расслабилась в роскоши. Целое поколение европейцев выросло, привычно осуждая Холокост и полагая, что прошлое осталось в прошлом. И даже стало получать легитимацию мнение, что хватит, дескать, каяться, мы евреев достаточно компенсировали, да они на этой беде еще и заработали, а теперь и сами «несчастных палестинцев притесняют». И заметить не успели, как вчерашнее раскаяние превратилось в неприязнь к тем, которые родились от случайно, по недосмотру уцелевших в Холокосте. И неприязнь эта сконцентрировалась на «коллективном еврее» — Израиле.

«Бог правду видит, да не скоро скажет». Но время явно ускоряется — решение Небесного суда пришло еще при жизни поколения, жившего при Холокосте. Процесс наказания начал набирать обороты.

Европа идет к своему уничтожению, не осознавая этого. Европейцы, рядовые граждане, вовсе не ангажированные политические активисты, предлагают захватчикам свои дома и требуют от своих правительств: «Еще, еще беженцев, мы их берем на себя!» И объясняют это тем, что выучили урок толерантности. И не понимают, что расплата идет уже не только за Холокост.

Словно и не слышали никогда европейцы обещания Всевышнего: «Благословляющего тебя благословлю, а проклинающего тебя прокляну». Словно не учили они никогда историю и не знают, чем закончили Римская и Персидская империи, царская Россия и Советский Союз, нацистский Третий Рейх… Или память у них отшибло, и, уже идя на дно, продолжают они тянуть руки с засохшей на них еврейской кровью к Израилю, стремясь задушить и его и предать собравшихся там евреев милым их сердцу мусульманам для окончательного уничтожения.

***

14 февраля 2006 г. в одной из испанских газет был напечатан текст Себастьяна Вилара Родригеса. «Вся европейская жизнь умерла в Освенциме». Текст-прозрение. Текст-признание.

«Я шел по улицам Барселоны и внезапно осознал страшную истину — вся Европа умерла в Освенциме.
Мы убили шесть миллионов евреев и заменили их на 20 миллионов мусульман.
В Освенциме мы сожгли культуру, мысль, созидание, талант.
Мы уничтожили избранный народ, воистину избранный, потому что они создали великий и потрясающий народ, изменивший мир.
Вклад этого народа ощущается во всех сферах жизни: науке, искусстве, международной торговле и, превыше всего, как совесть мира. Это народ, который мы сожгли.
И под предлогом толерантности, и потому что мы хотели доказать самим себе, что мы излечились от … расизма, мы распахнули свои ворота 20 миллионам мусульман, которые принесли нам тупость и невежество, религиозный экстремизм … преступность и нищету…
Они превратили наши прекрасные испанские города в Третий мир, утопив их в грязи и преступности.
Запершись в квартирах, полученных бесплатно от нашего правительства, они планируют убийства и разрушение своих наивных хозяев.
Так в своем безумии мы обменяли культуру на фанатичную ненависть, умение созидать на умение разрушать, разум на отсталость и суеверия.
Мы обменяли стремление к миру евреев Европы, их стремление к лучшему будущему для своих детей, их решительную привязанность к жизни, потому что жизнь свята, — на тех, кто стремится к смерти, на людей, одержимых жаждой смерти для себя и других, для наших и своих детей.
Какую страшную ошибку совершила несчастная Европа!»


Трудно сказать точнее.

«Мы здесь»
art_of_arts: (thought)
Юрий Фридман-Сарид

В конце недели русско-израильский Фейсбук взорвал очередной холивар, связанный с постом известной российской писательницы и публициста Аллы Боссарт, недавно переехавшей в Израиль. В своем тексте, открывающемся популярной цитатой из Игоря Губермана: «От шабата до шабата брат наёбывает брата», Алла Борисовна рассказала о своем печальном опыте покупок в Израиле, когда к очередному случаю продажи некачественного товара с полным набором «левантийского» обслуживания добавились высказывания продавца о крестике на ее шее. Многие ватики, старожилы, среагировали на этот пост болезненно – и грянул холивар во всей красе!

С одной стороны — обвинения в «наезде» на весь Израиль и в нечестном использовании «Закона о возвращении», поскольку постоянно Алла Боссарт здесь не живет. Со стороны Аллы Борисовны и ее многочисленных защитников – встречные обвинения старожилов в «дедовщине», в «хумусном патриотизме» да и просто в элементарной зависти прошедших тяжелую абсорбцию 90-х к благополучным новоприбывшим.

Холивар заметно усилился с подключением к военным действиям мужа Аллы Борисовны – поэта Игоря Иртеньева. С ним самим был связан аналогичный скандал по аналогичному поводу: несколько лет назад он сделал алию, прошел по государственной медицинской страховке курс лечения, после чего благополучно вернулся в Москву.

Тупик: Алла Борисовна и ее сторонники искренне не понимают, чем вызвана такая реакция на ее вроде бы безобидный пост с известной губермановской цитатой. А те, кого этот пост возмутил, тоже не могут внятно сформулировать глубинные причины своего возмущения.

Поскольку, как мне кажется, я мог бы это сделать – попробую объяснить.

Я решил сделать это в форме открытого письма – поскольку тема эта касается не одной только Аллы Боссарт, но очень и очень многих.

Итак.

Read more... )
art_of_arts: Lord's Helper (Pan)
Вам наверняка попадались на глаза материалы о том, как власти заставляли семьи российских военнослужащих, отправленных в Украину, молчать о постигшей их судьбе.

"Родственники боятся расследовать смерть погибших, потому что у них отберут государственную помощь.
Об этом пишет The New York Times, передает ZN,UA. Российских военных, которых тайно отправили воевать на Донбасс, в случае смерти хоронят ночью или рано утром, чтобы как можно меньше людей видели такие «похороны».
Родители российских солдат запуганы и не ищут правды.
«Семьям погибших запрещают с кем-то говорить о смерти сына или мужа. А если они начнут говорить, им угрожают лишением государственной помощи», - говорится в статье."
( www.donbass-info.com/content/view/15872/15883/ )


Mежду тем мало кто знает о Бунте женщин на Улице Роз, в Берлине 1943 года, в самый разгар войны.

Об этом рассказывает в своей статье ЛЕГЕНДА ТРЕТЬЕГО РЕЙХА русская журналистка Наталья Цветкова.


Read more... )
art_of_arts: Lord's Helper (Pan)
Originally posted by [livejournal.com profile] vakin at 88 молитв матери: подвиг Сайде Арифовой
Оригинал взят у [livejournal.com profile] grimnir74 в 88 молитв матери: подвиг Сайде Арифовой

88 молитв матери: подвиг Сайде Арифовой


Рискуя жизнью, она спасла от нацистов 88 детей. В благодарность за самоотверженность советская власть изгнала эту женщину из собственного дома — как и почти двести тысяч других крымских татар. А еврейский народ удостоил её звания Праведницы мира

Read more... )
art_of_arts: Lord's Helper (Pan)
500 ЛЕТ В ГЕТТО

Анна Лесневская, 29.03.2016

Запредельная арендная плата, закрытые до рассвета ворота и небывалый культурный расцвет с тайными типографиями и театром. В этот день ровно 500 лет назад венецианские дожи решили не изгонять евреев, а просто изолировать их, поселив в небольшом квартале Гетто.

– Мои предки были бедными евреями из Германии. Здесь они поселились вскоре после того, как Наполеон Бонапарт открыл ворота венецианского Гетто в 1797 году. В Венеции и начался стремительный подъем моей семьи вверх по социальной лестнице: мой прадед был раввином, дедушка – адвокатом, отец – врачом. Я же всего лишь университетский профессор, так что, пожалуй, на мне начался спуск нашего рода, – улыбается венецианец Шаул Басси, специалист по английской литературе в университете «Ка Фоскари». По последней фразе очевидно, что в его еврейском юморе сквозит типично итальянская черта – никогда не воспринимать себя слишком всерьез.

Мы беседуем с ним за кофе с миндальным печеньем в книжном магазине «Алеф» Еврейского музея венецианского Гетто. Гетто – это в принципе лишь небольшой квартал Венеции, но с огромной историей, которая началась ровно 500 лет назад, 29 марта 1516 года. В этот день Совет Десяти (сенат Венецианской республики) принял решение не изгонять по требованию папы евреев из Венеции совсем, а просто изолировать, поселив их всех на острове в районе Каннареджо. Район этот назывался «Джетовеккьо», или «старая плавильня» на венецианском диалекте – здесь когда-то отливали медь для пушек республики. Напротив находился островок поменьше, где сначала хранили всякие отходы производства, а потом затеяли новую плавильню – «Джетонуово». Позднее это «джето» и превратилось в «гетто» – слово, вошедшее во все европейские языки и в Холокост ставшее трагическим. В 1516 году это был просто клочок земли, застроенный по периметру домами так, что это напоминало крепость. Он-то и приглянулся венецианским патрициям, когда потребовалось решить «еврейский вопрос».

Решение не изгонять евреев из Венеции совсем было принято во многом исходя из корыстных соображений: республика жила на огромные налоги, которыми облагались еврейские ростовщики. Евреям не позволялось владеть недвижимым имуществом и заниматься какими-либо «свободными профессиями», кроме медицины. Так что одалживание денег под проценты оставалось чуть ли не единственным их занятием – правда, делать они это могли строго на условиях, продиктованных властями республики. Венеция, находившаяся в постоянной борьбе с папой римским, не допускала на свою территорию церковные банки. Так что, как сказал венецианский политик XVI века Марин Санудо, евреи тогда были необходимы Венеции почти так же, как пекари.

Переселив в конце марта 1516 года всех евреев в «Джетонуово», окруженное со всех сторон каналами, их тут же заставили платить за аренду жилья в три раза больше, чем платили прежние жильцы. На ночь две двери района закрывались до звона колокола Сан-Марко на рассвете, и четыре христианских сторожа, оплачиваемые все теми же евреями, следили, чтобы никто не выходил за территорию квартала – ночные выходы были позволены только врачам.

– Евреи, однако, не были исключением, – объясняет мне профессор-урбанист Донателла Калаби, автор только что вышедшей книги «Венеция и Гетто. Пятьсот лет “еврейской загородки”». – Предоставление гостеприимства иностранным купцам на своей территории было последовательной стратегией Венецианской республики в XVI веке. Немцы, греки, персы, албанцы, турки, армяне, тосканцы, жители Луки – все они стали ценными гостями для торгового города и налогоплательщиками. И всем им было предоставлено свое подворье, с большим или меньшим количеством ограничений в зависимости от различной степени доверия к ним.

И если первыми жителями Гетто стали главным образом ростовщики и старьевщики, так называемая «немецкая нация», то позднее Венеция предоставила право на проживание именно купцам. Население Гетто изрядно пополнилось и благодаря изгнанию евреев из других европейских стран. Практически сразу после основания Гетто Венеция стала центром еврейского книгопечатания. Евреям было запрещено открывать типографии, но они были незаменимыми помощниками в наборе священных текстов иудаизма. Именно в Венецианской республике, в типографии голландца Даниэля Бомберга, был впервые полностью напечатан Вавилонский Талмуд (1523 год), на который равнялись все последующие издания. В борьбу венецианских типографов за эксклюзивное право печатать еврейские книги был вовлечен и Папский Престол, что привело к печальным последствиям. В 1553 году папа Юлий III объявил Талмуд еретической книгой и приказал конфисковать и сжечь все его копии. Сначала в Риме, а потом и на площади Сан-Марко был разведен большой костер с бесценными еврейскими томами.

Накануне чумы 1630 года еврейское население Гетто достигло своего пика – 5000 жителей. Евреи с трудом умещались на небольшом пространстве островков: дома росли вверх, квартиры уплотнялись до предела. Этот своеобразный Вавилон, где говорили на идише, ладино (языке сефардов) и иудейско-венецианском диалекте, переживал небывалый культурный расцвет в первой половине XVII века. Процветали эссеистика, театр, поэзия. Даже христиане приходили послушать знаменитого раввина Леона Модену, автора прославленной «Истории еврейских ритуалов» (1638 год).

– Пятисотлетие Гетто – это ни в коем случае не праздник, так как евреи подвергались, по сути, сегрегации. Однако именно сегрегация привела к сосуществованию различных еврейских традиций, которое вылилось в ярчайшие культурные явления, – подчеркивает Микаэль Калимани, представитель еврейской общины Венеции. Сам Микаэль принадлежит к младшему поколению старейшего рода венецианских ашкеназов, пришедших в Венецию из долины Рейна в период основания Гетто. Его двоюродный дядя Риккардо Калимани – автор фундаментальной «Истории Венецианского гетто», переизданной в Италии по случаю круглой даты.

Сегодня в еврейской общине Венеции не насчитается и 500 человек. Лишь 250 из них живут в лагуне, остальные на материке. В самом же Гетто проживают лишь две семьи. Несмотря на свою малочисленность, еврейская община Венеции очень активна, и музей Гетто в год посещают 100 тысяч туристов. Однако профессор Шаул Басси уверен, что венецианскому Гетто нужна новая модель развития, для того чтобы былая слава не осталась пылиться в виде экспонатов в музейных шкафах, а питала новую еврейскую – а вместе с ней и венецианскую – культурную жизнь. Для того чтобы осуществить свой замысел, Шаул основал вместе с единомышленниками организацию «Бейт Венеция».

– Главная наша цель – предоставить возможность как можно большему количеству артистов жить и творить в еврейской Венеции, выходя за рамки обычного туристического опыта, – объясняет он. Как раз сейчас Шаул готовит новую выставку из работ восьми художников из разных стран, которые прожили вблизи Гетто в течение трех недель, ведя образ жизни обычных венецианцев, тесно общаясь с местной еврейской общиной и участвуя в ее жизни.

– Лет 20 тому назад для оживления нашей общины кто-то предлагал пригласить в Гетто русскую диаспору, которая тогда как раз начала активно эмигрировать в Израиль и Америку, – рассказывает Шаул. – Однако импортировать жителей в Венецию практически нереально, зато я очень верю в формы альтернативной резиденции, ведущие к новому типу общины, в которой нет четкого разделения между венецианцами и туристами. Экономическая зависимость первых от последних постепенно отравляет город, мы же хотим, чтобы жители и посетители взаимно обогащали друг друга.

Другой экспериментальный проект при участии Шаула – это первая в истории постановка пьесы Вильяма Шекспира «Венецианский купец» в самом венецианском Гетто. Шекспировский ростовщик Шейлок, самый знаменитый и самый противоречивый еврейский персонаж мировой литературы, был вдохновлен именно еврейским кварталом Венеции. «Призрак Шейлока до сих пор бродит здесь, и уйдет он только вместе с исчезновением антисемитизма, а значит, нескоро», – размышляет Шаул. Премьера назначена на конец июля и готовит зрителю множество сюрпризов.

Сегодня туристам, случайно забредшим в Гетто по пути к главным венецианским достопримечательностям, мало что расскажет о его захватывающей 500-летней истории. Главный вход в квартал располагается совсем недалеко от вокзала Санта-Лючия. На набережной канала Каннареджо, напротив лотков со свежей рыбой, бросается в глаза узкий квадратный проход. Это и есть главный вход в Гетто, по бокам которого до сих пор виднеются дыры от дверных петель.

Пройдя по узкой Калледель Гетто Веккьо и перейдя через мост, попадаешь на островок, представляющий собой широкую, наполненную светом площадь, окруженную домами, – Кампо дель Гетто Нуово. Здесь внимание к себе привлекают главным образом хасиды, обосновавшиеся в венецианском Гетто в 1980-е годы, хотя именно их туристы принимают за коренных обитателей. Также бросается в глаза памятник жертвам Холокоста литовского скульптора Арбита Блатаса – семь бронзовых плит на красной кирпичной стене с колючей проволокой. Около 200 евреев из Гетто были депортированы в период нацистской оккупации Италии, и почти все погибли, включая главного раввина. Если б не эти реалии, Кампо могла бы показаться обычной венецианской площадью с играющими в футбол детьми и посетителями кафе, попивающими вино.

Однако, приглядевшись, внимательный наблюдатель различит окна синагог - Большой немецкой и Итальянской. Они были построены в XVI веке и поражают красотой внешнего убранства, морем света и тайной жизнью, которые скрыты от посторонних глаз неброскими фасадами. В Гетто Веккьо, на Синагогальной площади смотрят друг на друга Левантинская и Испанская cинагоги, отстроенные с размахом богатыми сефардскими купцами. Здесь я встречаю одного из старейших членов общины, Альдо Иццо. Спрашиваю его о будущем венецианских евреев. «Молодежь уезжает из Венеции, а муранское стекло теперь делают в Китае», – отвечает он с типичным венецианским пессимизмом.
art_of_arts: Lord's Helper (Pan)
Сын с другом полетели на конференцию в Испанию. Ехали в такси и готовились в выступлению.
Таксист спросил, откуда они.
Ответили.
Тот помолчал и сказал, что это очень плохо - убивать палестинских детей и начал развивать эту тему.
После пяти минут сын предупредил его о том, что если он не перестанет им мешать, то они и его убьют.
Дальше ехали молча.
Над всей Испанией было безоблачное небо, и конференция прошла успешно.
art_of_arts: Lord's Helper (Pan)
Originally posted by [livejournal.com profile] auvasilev at Открытое письмо народу Израиля
Товарищи евреи!

Вот вы говорите – не пей! А сами… Извиняюсь, конечно, за сумбурное изложение, но эмоции зашкаливают. Ладно, попробую последовательно и по порядку.

Вчера по уважаемому деловыми людьми телеканалу нашей страны в одной из самых авторитетных политико-аналитических передач, посвящённых встрече Керри с Путиным, увидел человека, которого представили, как руководителя некой израильской спецслужбы в отставке. Очень обрадовался и приготовился послушать умного человека, так как безмерно уважаю ваши спецслужбы даже в лице ихних отставников.

Человек на прекрасном русском языке очень твердо и четко рассказал, что американцы полные подонки, но наш великий вождь, наконец, надавал им по заднице, после чего они поджали хвост и прислали своего госсекретаря просить о пощаде. И будут умолять заодно забрать назад эту грёбаную Украину, которая им совершенно оказалась не нужна. Да и никому она вообще не нужна, поскольку хохлы никогда ничего у себя путного сделать не могут, они без России обречены нищенствовать, и это уже всем ясно.

Тут меня слегка повело, я напрягся и вспомнил этого замечательного человека. Изначально подвело то, что фамилия была произнесена Кедми. А ведь это на самом деле Яша Казаков, которого ещё в самом конце шестидесятых КГБ забросило в Израиль в результате наглейшей спецоперации, которую евреи по наивности своей скушали, не поперхнувшись.

И организация «Натив» когда-то действительно была очень авторитетной и эффективной спецслужбой, занимающейся эмиграцией из стран соцлагеря, в том числе и нелегальной. Но в девяностых, когда уже под фамилией Кедми Яша пробрался в её руководство, она, в силу чисто исторических причин превратилась просто в некий факультативный клуб по интересам, а потом и вовсе практически была расформирована как спецслужба. Однако и оттуда Яков Иосифович вылетел не без скандала, заподозренный всё-таки, хоть и с огромным опозданием, действительно серьезными организациями в очень неприглядных связях.

А теперь сидит этот великий борец за свободу, своим цветущим видом показывает всему русскому миру, каких бешеных успехов добились восемь миллионов умных людей на двадцати тысячах километрах в жопе мира, и одновременно рассказывает, что сорок миллионов тупого быдла на шестистах тысячах квадратных километрах самых плодородных земель в центре Европы никогда не смогут существовать самостоятельно без его гениальных советов и твердой направляющей руки нашего мудрого вождя. И одновременно поливает США таким количеством дерьма, которое неизмеримо превосходит запасы даже самых озверевших наших отечественных борцов с подлым империализмом этого мирового жандарма.

Но дело, конечно, не в данном конкретном крысеныше, по поводу него одного я бы не осмелился вас беспокоить. Просто у нас нынче и так положение не очень простое. В первых рядах стальных шеренг защитников российской стабильности плечом к плечу сплотились, проявляя в данном случае чудеса самого продвинутого экуменизма, православные иерархи, мусульманские пророки и иудейские номенклатурные патриархи. А с телеэкранов не вылезают общественные деятели и так называемые «эксперты» тех же конфессий, в том числе еврейскую интеллектуальную мощь постоянно представляет, например, такой голубь мира, как Евгений Сатановский.

Но это всё наши местные, тут у меня к вам претензий нет. Однако к ним непрерывно прибывает подмога уже и с территории непосредственно вашего государства. И теперь можно не сомневаться, что если в публичном медийном пространстве услышишь, как анонсируют мнение некого «представителя Израиля», то, за редчайшим исключением, сразу после этого на головы нашего несчастного народа обрушится такое, что хоть святых выноси и в переносном, и в самом прямом значении выражения.

Я прекрасно понимаю, что здесь результаты селективной работы и нашей, принимающей стороны. Как и то, что у вас своих забот хватает, а идиотов не меньше, чем везде, и за всеми не уследишь.

Но всё-таки, не знаю, может есть в Израиле какое-то такое самое главное бюро жалоб, чтобы попросить хоть слегка помочь? Пожалуйста, попридержите этих ребят немножко у себя, ну, пускайте их к нам через одного, что ли, неужели никак нельзя ничего придумать? Ведь ваша страна умудрялась из таких уж безнадежных ситуаций выпутываться, будьте милосердны, не откажите!

Я очень надеюсь, что найдется хоть кто-нибудь на Святой земле, способный перенаправить эти мои мольбы по нужному адресу. А если нет, то окажите последнюю услугу. Распечатайте текст и засуньте в щелочку Стены плача. Может, хоть так дойдет…
art_of_arts: Lord's Helper (Pan)

Знакомьтесь: Юрий Голигорский, Лондон, UK.

art_of_arts: Lord's Helper (Pan)
FACEBOOK ЖЖЁТ: "Что делал Израиль в это время?"



Elena Zusmanovich
У меня встречный вопрос:
Почему СССР ничего не сделал для спасения Жанны д'Арк? Я помню об осаде Орлеана и об Арасском договоре. Даже американский писатель Марк Твен об этом писал. Но где был СССР? На чьей стороне?
art_of_arts: Lord's Helper (Pan)
Евреи «Русского мира»
Автор: Эмиль Паин

Новая Газета, 24.02.2016

Социальные портреты на фоне Израиля, Германии и США


Почему многие русские и русскоязычные иммигранты в Европе и Америке поддержали идею «Крым наш», проект «Новороссия» и другие знаковые аспекты внешней политики нынешней России? Чем объясняется сходство их взглядов с взглядами легендарных 86% российских граждан? Ведь именно такое идейное единство русских в России и за рубежом чаще всего и определяется публицистами как реальное проявление «Русского мира». Задумавшись о сущности данного феномена, я обратился в декабре 2015 года к друзьям по Facebook, а также разослал по почте своим давним личным друзьям, живущим в разных странах мира, вопросы, позволяющие составить социальный портрет адептов «Русского мира» из числа евреев трех стран — Израиля, Германии и США (к последним я присоединил пару ответов из Канады).



Read more... )
art_of_arts: Lord's Helper (Pan)
Столица Боливии Ла-Пас расположена на высоте пять тысяч метров над уровнем моря. Выше не заберешься — нечем дышать. Там есть ламы, индейцы, иссушенные солнцем плато, вечные снега, мёртвые города. По тропическим долинам рыщут золотоискатели и ловцы гигантских бабочек.

Шоненбаум грезил этим городом едва ли не каждую ночь, пока два года томился в немецком концлагере в Торнберге. Потом пришли американцы и распахнули перед ним двери в мир, с которым он совсем было распрощался. Боливийской визы Шоненбаум добивался с упорством, на какое способны только истинные мечтатели. Он был портным из Лодзи и продолжал старинную традицию, прославленную до него пятью поколениями польско-еврейских портных. В конце концов Шоненбаум перебрался в Ла-Пас и после нескольких лет истового труда сумел открыть собственное дело и даже достиг известного процветания под вывеской «Шоненбаум, парижский портной». Заказов становилось все больше; вскоре ему пришлось искать себе помощника. Задача оказалась не из простых: среди индейцев с суровых плато встречалось на удивление мало портных «парижского класса» — тонкости портняжного искусства не давались их задубевшими пальцам. Обучение заняло бы так много времени, что не стоило за него и браться. Оставив тщетные попытки, Шоненбаум смирился со своим одиночеством и грудой невыполненных заказов. И тут на помощь пришёл нежданный случай, в котором он усмотрел перст благоволившей к нему Судьбы, ибо из трехсот тысяч его лодзинских единоверцев уцелеть посчастливилось немногим.

Жил Шоненбаум на окраине города. Каждое утро перед его окнами проходили караваны лам. Согласно распоряжению властей, желавших придать столице более современный вид, ламы лишались права дефилировать по улицам Ла-Паса; тем не менее животные эти были и остаются единственным средством передвижения на горных тропах и тропинках, где о настоящих дорогах ещё и не помышляют. Так что вид лам, навьюченных ящиками и тюками, покидающих на рассвете пригород, запомнится многим поколениям туристов, надумавших посетить эту страну.

По утрам, направляясь в свое ателье, Шоненбаум встречал такие караваны. Ему нравились ламы, только он не понимал отчего: может, потому, что в Германии их не было?.. Караван состоял обычно из двух-трех десятков животных, каждое из которых способно переносить груз, в несколько раз превышающий его собственный вес. Иногда два, иногда три индейца перегоняли караваны к далеким андийским деревушкам.

Как-то ранним утром Шоненбаум спускался в город. Завидев караван, он, как всегда, умилённо заулыбался и умерил шаг, чтобы погладить какое-нибудь животное. В Германии он никогда не гладил ни кошек, ни собак, хотя их там водится великое множество; да и к птицам оставался равнодушен. Разумеется, это лагерь смерти столь недружелюбно настроил его к немцам. Гладя бок ламы, Шоненбаум случайно взглянул на погонщика-индейца. Тот шлёпал босиком, зажав в руке посох, и поначалу Шоненбаум не обратил на него особого внимания. Его рассеянный взгляд готов был соскользнуть с незнакомого лица: ничего особенного, лицо как лицо, худое, обтянутое жёлтой кожей и как будто высеченное из камня: словно над ним много столетий подряд трудились нищета и убожество. Вдруг что-то шевельнулось в груди Шоненбаума — что-то смутно знакомое, давно забытое, но все ещё пугающее. Сердце бешено застучало, память же не торопилась с подсказкой. Где он видел этот беззубый рот, угрюмо повисший нос, эти большие и робкие карие глаза, взирающие на мир с мучительным упреком: вопрошающе-укоризненно? Он уже повернулся к погонщику спиной, когда память разом обрушилась на него. Шоненбаум сдавленно охнул и оглянулся.

— Глюкман! — закричал он.- Что ты тут делаешь?

Инстинктивно он крикнул это на идише. Погонщик шарахнулся в сторону, будто его обожгло, и бросился бежать. Read more... )
art_of_arts: Lord's Helper (Pan)
1. Познер на продажу.

Как-то в интервью газете "Нью-Йорк таймс" Владимир Познер рассказал, что еще в советские годы познакомился с Шимоном Пересом и задал ему, как он выразился, каверзный вопрос: "Моя мать – католичка, и я сам крещен в католической вере. Отец мой – русский еврей-атеист, не признававший своего еврейства. А я большую часть жизни прожил в Советском Союзе. Так кто я?" На это Шимон Перес в свойственной ему манере тут же выдал ответ: "Если вы не знаете, кто вы, то, скорее всего, вы еврей".

2. История одной фотографии


На снимке - ханукальный подсвечник на подоконнике квартиры, располагавшейся напротив штаба национал-социалистов в здании мэрии Киля. На обратной стороне снимка надпись: "Ханука 5692. Флаг говорит: "Иудея, умри". "Иудея, живи вечно", - отвечают свечи". (Первые слова – из песни нацистов, за ними – слегка измененная цитата из пророка Йоэля).

Сегодня мы знаем, что снимок сделала жена раввина Акивы Познера, Рахель, в декабре 1931 года. Спустя месяц, получив распечатанные фотографии, она надписала их по-немецки, разослала в еврейские газеты Германии и… забыла об этой истории.

Много лет спустя фотография зажженной ханукии на фоне нацистского флага была выставлена в Музее Холокоста в Берлине. Она стала символом противостояния света и тьмы. Никаких подробностей известно не было: кто сделал снимок, где, когда и при каких обстоятельствах.
Тем временем автора фотографии стали искать сотрудники Яд ва-Шема – израильского мемориального центра Катастрофы (Холокоста) и Героизма. Однажды нашлась маленькая зацепка – на одной из обнаруженных ими копии можно было различить фамилию Мансбах. Вскоре нашлись Шломит Мансбах, внучка раввина Акивы Познера, и сама ханукия. Оказалось, что ханукия все эти годы находилась в Израиле.

Шломит рассказала, что ее дедушка – последний раввин Киля, в начале 30-х выступавший с критикой нацистского режима, был вынужден бежать в Брюссель. Затем, получив долгожданные бумаги, переехал в Страну Израиля. (Перед отъездом Акива Познер наказал евреям Киля покинуть Германию. К счастью, большинство из них прислушались к совету своего духовного наставника.) Познеры поселились в Бухарском квартале Иерусалима и все годы пользовались в Хануку привезенной из Германии ханукией. Именно той, что на снимке.

Конец истории: семья Мансбах передала ханукию на хранение в Яд ва-Шем, но поставила условие. В каждую Хануку они забирают ханукию домой и возвращают ее музею по истечении праздника.

(Rina Zak для Я-Тора)
art_of_arts: Lord's Helper (Pan)


На самом деле здесь смешны - до слёз смешны! - России верные жиды, продолжающие сидеть в ожидании - когда же русская Жар-Птица уже выдаст им наконец недополученное от Сталина равноправие.

Скоро, уже совсем скоро, хаверим, ждать недолго осталось!
art_of_arts: Lord's Helper (Pan)

"Русская жизнь"·Tuesday, January 12, 2016


СВЕТСКИЙ ДЕБЮТ СОВЕТСКОГО ЧЕЛОВЕКА


— Не договорились, а условились, — сказала мне Зинаида Шаховская.
— У всех советских людей это ужасное слово. Я запрещаю вам говорить «договорились». Пушкин так ведь не говорил. Вот вы филолог, ну-ка, скажите, как заканчивается «Разговор книгопродавца с поэтом»? «Вот вам моя рукопись. Условимся».
— Больше не буду, Зинаида Алексеевна.
— И потом: никогда не называйте меня княгиней. Я — княжна. Княжна Шаховская. Запомнили?

Мы долго беседовали в тот вечер, в конце 1988 года. Я был первый раз в Париже, да и заграницей, по существу, впервые, но почему-то казалось, что все здесь удивительно просто и непременно получится. Жить только было негде и не на что.

Read more... )
art_of_arts: Lord's Helper (Pan)

Феликс Нуссбаум - ''Если я исчезну – не дайте моим картинам умереть''


Алина Лебедева

Художника Феликса Нуссбаума нельзя отнести к искусству авангарда, он представитель "потерянного поколения" художников, родившихся около 1900 года, художественное развитие которых натолкнулось на препятствия, которых не знало ни одно другое поколение, и в конечном счёте, в силу ряда причин их творчество было забыто вплоть до 70-х годов прошлого века.

Феликс Нуссбаум (Felix Nussbaum) родился в 1904 в немецком городе Оснабрюк и погиб в 1944 году в концентрационном лагере Освенцим. Полотна художника как нельзя лучше отражают его жизненный путь. В них созерцательность жизни провинциального городка, дух эпохи быстрого расцвета метрополии искусства в Берлине, страдание и дезориентация эмиграции, угроза наступающей войны, война, страх лагерей, изоляция в подпольях и укрытиях, и наконец, полный страданий путь к смерти. Никто из жертв Холокоста не отразил трагедию евреев Европы в такой высокой художественной форме, как это сделал Нуссбаум. Для него, в его безнадёжной ситуации, искусство превратилось в акт сопротивления, позволило сохранить человеческое достоинство и на протяжении продолжительного периода времени давало ему силы для того, чтобы выжить. Он создал документы своей эпохи и стал её жертвой.

Read more... )
art_of_arts: Lord's Helper (Pan)

Эта палестинская женщина согласилась на интервью перед камерой. Интервью проходило в израильском госпитале, где еврейские врачи и сёстры выхаживали её сына, Мохаммеда, от врождённой болезни сердца. Бесплатно выхаживали.

Я бы назвал это видеo "Арабская благодарность".

art_of_arts: Lord's Helper (Pan)

Анатолий Парашутов, 01 Ноября 2010 г
ЖЗЛ (ШАРЛОТТА САЛОМОН. ЖИЗНЬ, КАК ТЕАТР. А ПЬЕСА, УВЫ, ТРАГЕДИЯ)


Шарлотта Саломон
Charlotte Salomon
Немецкая художница еврейского происхождения.

16 апреля 1917, Берлин - 10 октября 1943



Charlotte Salomon Self-Portrait 1940 г.


Read more... )
art_of_arts: Lord's Helper (Pan)

Дильшат Харман • 12 октября 2015 года


История евреек и сережек: как и где украшение «работало» желтой звездой и почему перестало; что означают серьги и их отсутствие на средневековых полотнах, какой след они оставили в богословии и при чем тут Савонарола.

«Серьги — это украшения, которые еврейки носят вместо обрезания, так, чтобы их можно было отличить от других женщин». Так в XV веке говорил знаменитый францисканский проповедник Джакомо делла Марка, и для современного человека это звучит довольно загадочно.

Когда сережки стали отличительным признаком еврейки, где это происходило и почему еврейских женщин то обязывали носить серьги, то совсем наоборот?

Read more... )
art_of_arts: Lord's Helper (Pan)

Публикуемый ниже отрывок - из книги «Время секонд хэнд» Светланы Алексиевич, получившей только что Нобелевскую премию. Присуждение ей Нобелевской премии вызвало негодующую реакцию в "культурных кругах России".


Read more... )
art_of_arts: Lord's Helper (Pan)

Получил от друга-израильтянина ссылку на статью с замечанием: "Вот что делает с москвичкой смена прописки..."

Я размещаю здесь этот материал в надежде, что читатели выскажутся о том, как они понимают решение стоящих перед Израилем непростых проблем. Есть ли вообще какое-то решение? Какое?...

Алина Фаркаш
Jewish.Ru, 16.10.2015

АРАБЫ С НАШЕГО ДВОРА

Девушка с ножом в голове, трехмесячная девочка, убитая террористом, хорошенькая такая, розовенькая. Араб, держащий в одной руке кошку, а в другой – ее отрезанную голову. Ролик, где араб сначала давит человека машиной, а потом выскакивает и добивает его кухонным топориком. Фотография террориста, лежащего в роскошной VIP-палате израильской клиники, который пытался зарезать еврейского мальчика. И рядом –фотография израильской бабушки на кровати в больничном коридоре,потому что ей не хватило места в палатах. При этом хватает денег на пособия, которые до недавнего времени выплачивало израильское правительство детям и вдовам террористов-смертников. Фотографии ликующих арабских террористов после удачного теракта. Фотографии арабских женщин в Старом городе, которые плюют в лежащую на земле раненую израильтянку и ее годовалого сына.

Я могла бы перечислять еще долго. Из всего этого в последние дни состоит моя лента новостей. И я, естественно, не могу не реагировать. И если в России многие мои друзья были мусульманами, если там не было никого толерантнее меня, то тут, в Израиле, я смотрю на все эти фотографии и искренне чувствую, что их всех надо закатать в асфальт. А тем, кто имеет израильское гражданство, – надо дать три дня на сбор вещей и переезд в другие страны. Более того, в некоторые моменты я сама готова нажимать кнопки с бомбами и выдавать желтые полумесяцы в качестве нашивок на одежду.

В моем сознании существуют совершенно разные мусульмане, которые никак не пересекаются друг с другом. Одни – это все мои друзья, это знакомый преподаватель фарси, тоньше и человечнее которого я не знаю. Это врачи и журналисты, это красавица модный блогер, на чей инстаграм я подписана. В конце концов, это Халед Хоссейни, написавший потрясающую книгу «Бегущий за ветром», рассказывающую об ужасах войны. И все остальные мои любимые мусульманские писатели.

А есть – они. Отдельные специальные израильские арабы. Они все террористы и детоубийцы, которым не жалко ни своих, ни чужих. И которых нужно уничтожить всем скопом. Нет, не убить, это людей убивают, а просто уничтожить, как проблему. И да, я сама готова взяться за оружие. Наверное.

…Вообще, то, что со мной сейчас происходит, называется «дегуманизация». Это действия по устранению всего человеческого, обращенного к человеку, совершаемого ради его духовного, психологического и материального благополучия, учитывающего его особенности, потребности и интересы. Это та ситуация, когда в твоем сознании человек превращается в носителя одного определяющего качества. Когда он не Виталий, любящий маму, мороженое, кататься на велосипеде и французских импрессионистов, и еще у него шрам на подбородке: он в детстве неудачно прыгнул с качелей. А мусульманин. Или гей. Или левый. Или правый. Или кто угодно. Важно, что это определение вообще никак не учитывает человека, за ним стоящего. И меньше всего я могла себе представить, что я способна на такие чувства. И, что особенно поражает, в такие короткие сроки.

И если даже я, человек с неплохим образованием, воспитанный на хороших книжках и гуманистических идеалах, так быстро смогла дойти до идеи массовых зачисток, то представляю, что происходит в головах у арабских подростков, которых обрабатывают куда профессиональней и целенаправленнее.

Мое сознание перевернули друзья. Подруга, которая позвонила узнать, как мы пережили теракты в нашем городе, и внезапно сказала, что беспокоится за свою коллегу: она арабка, очень талантливая и хорошая девушка, и «я не представляю, как ей сейчас, она же меж двух огней!». И еще один приятель, известный своими крайне правыми взглядами. Но он врач, и именно он оперировал того террориста, который пытался убить людей в нашем городе. И случайная знакомая, которая рассказала, что недавно ехала в такси и водитель-араб сетовал, что ему страшно за сына-подростка, что он запирает его дома, что они с матерью стерегут мальчика изо всех сил. Потому что «дети сейчас такие впечатлительные, а антиизраильскую пропаганду ведут сейчас очень жестко».

Жизни моих друзей оказались плотно переплетены с арабскими. Отношения между израильтянами и арабами изнутри выглядят в тысячи раз сложнее и запутаннее, чем снаружи. Я не знаю, как это происходит внутри мусульманского мира, но во всех израильских домах, где мне приходилось бывать, сейчас идут бесконечные споры. Правые против левых. Гуманизм VS безопасность. Толерантность или слабость? Лечить террористов или убивать их на месте?

В связи с этим стала очень популярна новость о мэре одного канадского города, который на просьбы мусульманской общины убрать из школьных столовых свинину ответил, что приезжие должны уважать местные традиции и быть готовыми к ассимиляции. Эти наши канадские традиции сделали Канаду именно такой, какова она сейчас, то есть более привлекательной для вас, чем несколько десятков мусульманских стран, которым вы ее, Канаду, предпочли.

И вот эта новость меня очень задела. Причем с прямо противоположным эффектом тому, который, видимо, ожидался. Израиль, евреев и те страны, что традиционно считаются высокоразвитыми, сделал таковыми в том числе и гуманизм. В большей степени гуманизм! Корреляция: чем выше уровень жизни, тем больше демократии и толерантности в законах и сердцах – прослеживается очень четко. Я не говорю, что мы не должны защищать свои жизни и свои границы. Но я четко понимаю, почему мы лечим террористов, пусть всё животное, утробное начало во мне и противится этой идее. Потому что победивший дракона сам становится драконом. Потому что вокруг – множество людей, которые лучше и благороднее меня. Таких людей, которые строят эту страну. Потому что даже в концлагерях, в самых жутких условиях выживали, как ни странно, те, у кого было самое сильное духовное начало. Собственно, у евреев очень долго не было практически ничего, кроме этого самого начала. У нас отбирали собственность, жизни, здоровье, права, книги, свободу. И в общем, единственное, что нам оставалось, – это быть людьми. И, мне кажется, это единственное, что поможет нам выжить дальше.

Знаете, как в теории целых окон. Лечить их убийц, учить их детей. Защищать наши границы. И мы победим. От Турции до Египта, как нам обещали.

Автор о себе:

Я родилась в 1980 году, у меня есть сын-второклассник и годовалая синеглазая дочка, которая сейчас больше сладкая булочка, чем девочка. Я родилась и выросла в Москве, окончила журфак МГУ и с одиннадцати лет только и делала, что писала. Первых моих гонораров в районной газете хватало ровно на полтора «Сникерса», и поэтому я планировала ездить в горячие точки и спасать мир. Когда я училась на втором курсе, в России начали открываться первые глянцевые журналы, в один из них я случайно написала статью, получила баснословные 200 долларов (в августе 1998-го!) и сразу пропала. Последние несколько лет я редактировала всевозможный глянец, писала о людях и тех удивительных историях, что с ними случаются.

Мнения редакции и автора могут не совпадать

Page generated 23 September 2017 04:32 pm